Джон Морган


"Иди вперед до самого горизонта. Дойдешь — откроется новый"
Джон Морган

Джон Пирпонт Морган (1837 - 1913) - крупнейший американский предприниматель, создатель первой финансовой империи в США. Основатель шести индустриальных гигантов: «Америкэн Телефон-энд-Телеграф», «Дженерал электрик», «Интернэшнл Харвестер», «Юнайтед Стейтс Стил корпорэйшен», «Вестингхауз электрик корпорэйшен» и «Вестерн Юнион». В конце девятнадцатого века ни у одного человека в американском финансовом мире не было более высокой репутации, чем у него, известного друзьям и врагам под именем Юпитера — правителя небес, величайшего из великих. Моргану удалось построить международную банковскую империю, по мощи и узнаваемости бренда сравнимую с банковскими домами Ротшильдов и Барингов. Удачливый банкир Морган превратил небольшую железнодорожную компанию Federal Steel в гигантское объединение железнодорожных и сталелитейных компаний. Морган был против рыночной конкуренции — соперничество за долю рынка, по мнению бизнесмена, обескровливало предприятия. А потому Джон Пирпонт Морган массово скупал компании у конкурентов и прослыл акулой рынка слияний и поглощений.

Не занимая никакой государственной должности, Дж. П. Морган контролировал массовый перелив капитала из Европы в Соединённые Штаты. Не произведя за свою жизнь ни единой вещи, он помог создать современную индустриальную экономику. На закате своих лет Морган даже спас от краха Нью-йоркскую Фондовую Биржу, фактически действуя на свой собственный страх и риск.

Джон Пирпонт Морган родился в семье американского финансиста Джуниуса Моргана, владельца крупного банковского дома G.S. Morgan & Co. В детстве он был слабым и болезненным мальчиком — кожные болезни, воспаления лёгких, артрит, лёгкая эпилепсия — соседи говорили, что у маленького Джона дурная кровь, и это было чистой воды правдой.

Морган-старший воспитывал сына железной рукой - наследник должен был превзойти отца. Отец следил за тем, чтобы сын правильно выбирал себе друзей, частенько переводил его из школы в школу и не баловал душевным теплом - мальчику, по полгода проводившему в постели, отчаянно не хватало любви. Но, несмотря на все эти обстоятельства, Джон Пирпонт Морган исхитрялся расти смышленым, веселым и бойким мальчишкой. Он никогда не делал уроков и тем не менее отлично учился, обожал животных и ужасно любил экскурсии в лес и в горы.

Окончив Геттингенский университет (Германия), Морган-младший отправился на поиски счастья в Нью-Йорк. К тому времени Джуниус Морган стал компаньоном известного финансиста Джорджа Пибоди и по его приглашению переехал в Лондон. По рекомендации отца молодой Пирпонт получил место в английском представительстве респектабельного нью-йоркского банка Duncan, Sсhermann & Co.
Тогда, в 1850-х, Джон Морган предпринял первые самостоятельные шаги в бизнесе. Он приобрел 5 акций Тихоокеанской почтово-пароходной компании по $63 каждая. Отец не одобрил сделку: мол, суда компании не раз терпели кораблекрушения, а акциями предприятия спекулировали все кому ни лень. Пирпонт не послушал отца и вскоре приобрел еще акции Тихоокеанской почтовой. Увы, год спустя Моргану пришлось продать пакет акций с общим убытком почти в $1,5 тыс. Однако молодой инвестор не отчаивался: на одолженные у отца деньги он купил одну акцию Центральной Мичиганской железнодорожной компании. Через месяц спекулянт продал бумагу со 100% прибылью.

Во время Гражданской войны в США (1861-1865 гг.) Джон Морган продолжил карьеру спекулянта. Правда, теперь Пирпонт торговал не ценными бумагами, а оружием. В начале войны он вместе с компаньонами приобрел у южан вышедшее из строя оружие и продал его северянам, заработав на этой сделке 25% чистой прибыли. Позднее дело о спекуляциях с оружием расследовала комиссия американского Конгресса, однако к ответственности Пирпонта Моргана не привлекли — его выручили связи в правительстве.

То, что спустя пару десятков лет сделает Джона Моргана самым известным Морганом на свете, проявляется уже сейчас: он холоден, расчетлив, безжалостен к конкурентам и компаньонам, к тому же склонен к чрезмерному риску. Джуниус брюзжит, жалуется на то, что перестает понимать сына, говорит, что христианин должен больше думать о ближних, но остановить Джона Пайерпонта Моргана уже невозможно.

Вскоре заработки Пирпонта удвоились за счет махинаций на государственных банковских билетах, особого вида средстве платежа. Пирпонт занялся операциями с валютой: открыл совместный банковский счет с финансистом Эдвардом Кетчумом (спустя несколько лет арестованным за многочисленные махинации на валютном рынке) и начал скупку золота. Компаньоны занимали деньги и приобретали слитки. Накопив достаточное количество золота (на $2 млн), Морган и Кетчум продали $1,15 млн на валютном рынке Англии. В Нью-Йорке начался ажиотаж: стало катастрофически не хватать золота, стоимость унции сильно выросла. Когда стоимость золота достигла пика, Морган и Кетчум продали остававшееся у них золото (на $850 тыс.), заработав на этой операции $132,4 тыс. чистой прибыли.

Репутация Пирпонта и на этот раз не пострадала. Конкуренты и коллеги Моргана с Уолл-стрит сочли сделку проявлением необычайной смекалки. Однако отец Пирпонта Джуниус Морган был вне себя от ярости. Спекуляции на золоте во время кризиса валютной системы в США Джуниус считал неэтичными. Старый Морган пригрозил сыну разрывом профессиональных отношений и разделом банковского имущества. Впрочем, свои угрозы он не воплотил в жизнь, а вместо этого подыскал непослушному сыну компаньона-наставника. Им стал опытный финансист Чарльз Дебни из банка Duncan, Sсhermann & Co. Теперь нью-йоркское отделение банка Морганов называлось Debny Morgan & Co. Впрочем, подчиняться наставнику молодой Морган не стал, а реорганизовал банк: отправил Дебни в отставку, а в партнеры взял давнего соратника и друга Тони Дрексела.
Из небольшого банка отца Джон Морган создал финансовую империю.

Пирпонт Морган прославился не только как талантливый спекулянт, но и как специалист по решению корпоративных конфликтов. После Гражданской войны в США начался железнодорожный бум, по всей стране строили сетку железных дорог. Новый вид бизнеса заинтересовал Пирпонта. Строительство в то время сильно зависело от банковских учреждений, кредитовавших железнодорожные компании. Многочисленные акционеры и держатели облигаций железнодорожных компаний не могли эффективно контролировать деятельность менеджеров. А потому вместо акционеров такими предприятиями часто управляли банкиры.

В 1869 году крупный американский бизнесмен Джей Гоулд попытался отобрать у Пирпонта контроль над небольшой железнодорожной фирмой Olbany & Sascuehanna. Гоулд хотел присоединить компанию Моргана к своей Эрийской железной дороге. Когда Пирпонт отправился в путешествие, Гоулд вместе с компаньоном Джеймсом Фиском начал скупать акции Olbany, последний даже пытался силой захватить железную дорогу. Но Морган вернулся в Нью-Йорк, докупил 600 акций и отправился в суд — подавать иск на Гоулда и Фиска. Суд банкир выиграл и… сдал железную дорогу Гоулду в аренду сроком на 99 лет.

Помимо железных дорог, Морган интересовался и другими отраслями - банк Моргана участвовал в создании крупнейшей сталелитейной компании «Ю. Эс. Стил корпорейшн», электротехнической фирмы «Дженерал электрик», финансировал пассажирские перевозки в Атлантике.
Каждой весной Морган на три месяца уезжал в Европу: методично, так, как будто приводил в порядок молотилку или паровоз, он восстанавливал там свои нервы - и снова брался за работу. За девять месяцев Джон успевал сделать столько, сколько другим не удавалось и за двенадцать. Морган по-прежнему много болел, но ему удалось настолько сжиться со своими хворями, что они ему почти не досаждали.

Он контролировал все и вся, не упускал ни одной детали, носил с собой дюжину записных книжек, а когда его бизнес так разросся, что один человек уже не мог за всем уследить, заменил блокноты на такое же количество помощников. Его агрессивная, напористая и колючая манера вести переговоры поражала воспитанных в добропорядочном викторианском духе партнеров. Морган занимался бизнесом так, как будто вел войну: он производил разведку, завязывал бой и добивал поверженного противника. Говорили, что ему свойственна сатанинская безжалостность и тот, кто задел его хотя бы по мелочи, не мог рассчитывать на пощаду. Говорили, что взгляд его больших, широко расставленных глаз не могут выдержать даже очень сильные люди: это все равно что смотреть на фару несущегося прямо на тебя паровоза. Говорили, что он нежно любит кошек и собак, помогает бедным, верен друзьям, великодушен по отношению к женщинам - лояльные к Моргану журналисты описывали его так, что ему самому становилось тошно.

Интенсивная деятельность Пирпонта на рынке M&A привлекла внимание политиков и чиновников лишь в конце жизни инвестбанкира. В 1912 году Моргану пришлось выступать на заседании государственной комиссии, расследовавшей деятельность банковских домов. Спустя три с половиной месяца после выступления в Комиссии Пирпонт скончался, дело против финансового дома Морганов закрыли. Банковский бизнес отца продолжил сын Джон Пирпонт Морган-младший, однако он не унаследовал деловую хватку отца и столь же влиятеленым банкиром, как его отец, не стал.

Джон Пирпонт Морган любил искусство и был без ума от женщин. В молодости Джон говорил, что жениться надо на тех, кто может родить и воспитать детей, к старости понял, что его привлекают дамы, в чьих жилах играет дорогое шампанское. Его любовницами становились самые красивые и стильные леди Нью-Йорка. Враги не могли простить Моргану привычку приходить в построенную им же церковь с очередной любовницей (”Он совмещает телесный блуд с блудом душевным!”), друзья ему завидовали. Сам же Морган был глубоко уверен в том, что женщины выбирают не его: их просто притягивает магия миллионов, сказочное, вошедшее в поговорку состояние.

Джон Морган был прекрасно образован и мог часами говорить о милых его сердцу скульптурах и картинах, его считали гением банковского дела - и это была чистая правда. А Моргана мучили постоянные приступы неуверенности: он казался себе уродом (к старости его нос деформировался так, что дедушка Пайерпонт показался бы рядом с ним красавцем) и неудачником - жизнь прошла как-то не так, женщину, которая могла бы сделать его счастливым, он так и не смог сберечь (его первая жена, Амелия Стергис, умерла от туберкулеза).

Джон не любил свою второю жену, не доверял любовницам, конкуренты внушали ему презрение, а компаньоны вызывали тоску. Его успокаивало только искусство: Морган-старший, когда-то методично заставлявший сына ходить в английские и французские музеи, сумел привить ему любовь к прекрасному, и теперь он - самый богатый человек в мире! - мог сделать его своим.
Морган также известен как крупнейший меценат: кроме «Метрополитен-музею», он жертвовал огромные суммы на Американский музей натуральной истории, школу Гротон (штат Массачусетс), Гарвардский университет (особенно его Медицинскую школу), трудовые школы (эквивалент советских ПТУ).
RU | EN

Разместите вакансию

и получайте резюме кандидатов!

Создайте резюме

и откликайтесь на вакансии

Кабинет

Пароль
Забыли пароль?
Еще нет аккаунта?
Компаний: 7821 Вакансий: 646 Специалистов: 65105


Расширенный поиск

Расширенный поиск
Выберите одну или несколько должностей (Если не выделена ни одна должность, то поиск ведется по всем)

Топ вакансии

Группа Предприятий действующих под брендом ARTEL
Центр обеспечения информационной безопасности
"Huawei Tech Investment Tashkent MChJ"
ООО "Chirchik Kommunal Servis"

Популярные профили

Спецалист по Информационной Безопасности
128 посещений за неделю
Персональный Помощник
60 посещений за неделю
Офис- менеджер
42 посещения за неделю
Human Resources Manager
38 посещений за неделю
Начальник отдел
35 посещений за неделю

Джон Морган


"Иди вперед до самого горизонта. Дойдешь — откроется новый"
Джон Морган

Джон Пирпонт Морган (1837 - 1913) - крупнейший американский предприниматель, создатель первой финансовой империи в США. Основатель шести индустриальных гигантов: «Америкэн Телефон-энд-Телеграф», «Дженерал электрик», «Интернэшнл Харвестер», «Юнайтед Стейтс Стил корпорэйшен», «Вестингхауз электрик корпорэйшен» и «Вестерн Юнион». В конце девятнадцатого века ни у одного человека в американском финансовом мире не было более высокой репутации, чем у него, известного друзьям и врагам под именем Юпитера — правителя небес, величайшего из великих. Моргану удалось построить международную банковскую империю, по мощи и узнаваемости бренда сравнимую с банковскими домами Ротшильдов и Барингов. Удачливый банкир Морган превратил небольшую железнодорожную компанию Federal Steel в гигантское объединение железнодорожных и сталелитейных компаний. Морган был против рыночной конкуренции — соперничество за долю рынка, по мнению бизнесмена, обескровливало предприятия. А потому Джон Пирпонт Морган массово скупал компании у конкурентов и прослыл акулой рынка слияний и поглощений.

Не занимая никакой государственной должности, Дж. П. Морган контролировал массовый перелив капитала из Европы в Соединённые Штаты. Не произведя за свою жизнь ни единой вещи, он помог создать современную индустриальную экономику. На закате своих лет Морган даже спас от краха Нью-йоркскую Фондовую Биржу, фактически действуя на свой собственный страх и риск.

Джон Пирпонт Морган родился в семье американского финансиста Джуниуса Моргана, владельца крупного банковского дома G.S. Morgan & Co. В детстве он был слабым и болезненным мальчиком — кожные болезни, воспаления лёгких, артрит, лёгкая эпилепсия — соседи говорили, что у маленького Джона дурная кровь, и это было чистой воды правдой.

Морган-старший воспитывал сына железной рукой - наследник должен был превзойти отца. Отец следил за тем, чтобы сын правильно выбирал себе друзей, частенько переводил его из школы в школу и не баловал душевным теплом - мальчику, по полгода проводившему в постели, отчаянно не хватало любви. Но, несмотря на все эти обстоятельства, Джон Пирпонт Морган исхитрялся расти смышленым, веселым и бойким мальчишкой. Он никогда не делал уроков и тем не менее отлично учился, обожал животных и ужасно любил экскурсии в лес и в горы.

Окончив Геттингенский университет (Германия), Морган-младший отправился на поиски счастья в Нью-Йорк. К тому времени Джуниус Морган стал компаньоном известного финансиста Джорджа Пибоди и по его приглашению переехал в Лондон. По рекомендации отца молодой Пирпонт получил место в английском представительстве респектабельного нью-йоркского банка Duncan, Sсhermann & Co.
Тогда, в 1850-х, Джон Морган предпринял первые самостоятельные шаги в бизнесе. Он приобрел 5 акций Тихоокеанской почтово-пароходной компании по $63 каждая. Отец не одобрил сделку: мол, суда компании не раз терпели кораблекрушения, а акциями предприятия спекулировали все кому ни лень. Пирпонт не послушал отца и вскоре приобрел еще акции Тихоокеанской почтовой. Увы, год спустя Моргану пришлось продать пакет акций с общим убытком почти в $1,5 тыс. Однако молодой инвестор не отчаивался: на одолженные у отца деньги он купил одну акцию Центральной Мичиганской железнодорожной компании. Через месяц спекулянт продал бумагу со 100% прибылью.

Во время Гражданской войны в США (1861-1865 гг.) Джон Морган продолжил карьеру спекулянта. Правда, теперь Пирпонт торговал не ценными бумагами, а оружием. В начале войны он вместе с компаньонами приобрел у южан вышедшее из строя оружие и продал его северянам, заработав на этой сделке 25% чистой прибыли. Позднее дело о спекуляциях с оружием расследовала комиссия американского Конгресса, однако к ответственности Пирпонта Моргана не привлекли — его выручили связи в правительстве.

То, что спустя пару десятков лет сделает Джона Моргана самым известным Морганом на свете, проявляется уже сейчас: он холоден, расчетлив, безжалостен к конкурентам и компаньонам, к тому же склонен к чрезмерному риску. Джуниус брюзжит, жалуется на то, что перестает понимать сына, говорит, что христианин должен больше думать о ближних, но остановить Джона Пайерпонта Моргана уже невозможно.

Вскоре заработки Пирпонта удвоились за счет махинаций на государственных банковских билетах, особого вида средстве платежа. Пирпонт занялся операциями с валютой: открыл совместный банковский счет с финансистом Эдвардом Кетчумом (спустя несколько лет арестованным за многочисленные махинации на валютном рынке) и начал скупку золота. Компаньоны занимали деньги и приобретали слитки. Накопив достаточное количество золота (на $2 млн), Морган и Кетчум продали $1,15 млн на валютном рынке Англии. В Нью-Йорке начался ажиотаж: стало катастрофически не хватать золота, стоимость унции сильно выросла. Когда стоимость золота достигла пика, Морган и Кетчум продали остававшееся у них золото (на $850 тыс.), заработав на этой операции $132,4 тыс. чистой прибыли.

Репутация Пирпонта и на этот раз не пострадала. Конкуренты и коллеги Моргана с Уолл-стрит сочли сделку проявлением необычайной смекалки. Однако отец Пирпонта Джуниус Морган был вне себя от ярости. Спекуляции на золоте во время кризиса валютной системы в США Джуниус считал неэтичными. Старый Морган пригрозил сыну разрывом профессиональных отношений и разделом банковского имущества. Впрочем, свои угрозы он не воплотил в жизнь, а вместо этого подыскал непослушному сыну компаньона-наставника. Им стал опытный финансист Чарльз Дебни из банка Duncan, Sсhermann & Co. Теперь нью-йоркское отделение банка Морганов называлось Debny Morgan & Co. Впрочем, подчиняться наставнику молодой Морган не стал, а реорганизовал банк: отправил Дебни в отставку, а в партнеры взял давнего соратника и друга Тони Дрексела.
Из небольшого банка отца Джон Морган создал финансовую империю.

Пирпонт Морган прославился не только как талантливый спекулянт, но и как специалист по решению корпоративных конфликтов. После Гражданской войны в США начался железнодорожный бум, по всей стране строили сетку железных дорог. Новый вид бизнеса заинтересовал Пирпонта. Строительство в то время сильно зависело от банковских учреждений, кредитовавших железнодорожные компании. Многочисленные акционеры и держатели облигаций железнодорожных компаний не могли эффективно контролировать деятельность менеджеров. А потому вместо акционеров такими предприятиями часто управляли банкиры.

В 1869 году крупный американский бизнесмен Джей Гоулд попытался отобрать у Пирпонта контроль над небольшой железнодорожной фирмой Olbany & Sascuehanna. Гоулд хотел присоединить компанию Моргана к своей Эрийской железной дороге. Когда Пирпонт отправился в путешествие, Гоулд вместе с компаньоном Джеймсом Фиском начал скупать акции Olbany, последний даже пытался силой захватить железную дорогу. Но Морган вернулся в Нью-Йорк, докупил 600 акций и отправился в суд — подавать иск на Гоулда и Фиска. Суд банкир выиграл и… сдал железную дорогу Гоулду в аренду сроком на 99 лет.

Помимо железных дорог, Морган интересовался и другими отраслями - банк Моргана участвовал в создании крупнейшей сталелитейной компании «Ю. Эс. Стил корпорейшн», электротехнической фирмы «Дженерал электрик», финансировал пассажирские перевозки в Атлантике.
Каждой весной Морган на три месяца уезжал в Европу: методично, так, как будто приводил в порядок молотилку или паровоз, он восстанавливал там свои нервы - и снова брался за работу. За девять месяцев Джон успевал сделать столько, сколько другим не удавалось и за двенадцать. Морган по-прежнему много болел, но ему удалось настолько сжиться со своими хворями, что они ему почти не досаждали.

Он контролировал все и вся, не упускал ни одной детали, носил с собой дюжину записных книжек, а когда его бизнес так разросся, что один человек уже не мог за всем уследить, заменил блокноты на такое же количество помощников. Его агрессивная, напористая и колючая манера вести переговоры поражала воспитанных в добропорядочном викторианском духе партнеров. Морган занимался бизнесом так, как будто вел войну: он производил разведку, завязывал бой и добивал поверженного противника. Говорили, что ему свойственна сатанинская безжалостность и тот, кто задел его хотя бы по мелочи, не мог рассчитывать на пощаду. Говорили, что взгляд его больших, широко расставленных глаз не могут выдержать даже очень сильные люди: это все равно что смотреть на фару несущегося прямо на тебя паровоза. Говорили, что он нежно любит кошек и собак, помогает бедным, верен друзьям, великодушен по отношению к женщинам - лояльные к Моргану журналисты описывали его так, что ему самому становилось тошно.

Интенсивная деятельность Пирпонта на рынке M&A привлекла внимание политиков и чиновников лишь в конце жизни инвестбанкира. В 1912 году Моргану пришлось выступать на заседании государственной комиссии, расследовавшей деятельность банковских домов. Спустя три с половиной месяца после выступления в Комиссии Пирпонт скончался, дело против финансового дома Морганов закрыли. Банковский бизнес отца продолжил сын Джон Пирпонт Морган-младший, однако он не унаследовал деловую хватку отца и столь же влиятеленым банкиром, как его отец, не стал.

Джон Пирпонт Морган любил искусство и был без ума от женщин. В молодости Джон говорил, что жениться надо на тех, кто может родить и воспитать детей, к старости понял, что его привлекают дамы, в чьих жилах играет дорогое шампанское. Его любовницами становились самые красивые и стильные леди Нью-Йорка. Враги не могли простить Моргану привычку приходить в построенную им же церковь с очередной любовницей (”Он совмещает телесный блуд с блудом душевным!”), друзья ему завидовали. Сам же Морган был глубоко уверен в том, что женщины выбирают не его: их просто притягивает магия миллионов, сказочное, вошедшее в поговорку состояние.

Джон Морган был прекрасно образован и мог часами говорить о милых его сердцу скульптурах и картинах, его считали гением банковского дела - и это была чистая правда. А Моргана мучили постоянные приступы неуверенности: он казался себе уродом (к старости его нос деформировался так, что дедушка Пайерпонт показался бы рядом с ним красавцем) и неудачником - жизнь прошла как-то не так, женщину, которая могла бы сделать его счастливым, он так и не смог сберечь (его первая жена, Амелия Стергис, умерла от туберкулеза).

Джон не любил свою второю жену, не доверял любовницам, конкуренты внушали ему презрение, а компаньоны вызывали тоску. Его успокаивало только искусство: Морган-старший, когда-то методично заставлявший сына ходить в английские и французские музеи, сумел привить ему любовь к прекрасному, и теперь он - самый богатый человек в мире! - мог сделать его своим.
Морган также известен как крупнейший меценат: кроме «Метрополитен-музею», он жертвовал огромные суммы на Американский музей натуральной истории, школу Гротон (штат Массачусетс), Гарвардский университет (особенно его Медицинскую школу), трудовые школы (эквивалент советских ПТУ).
 
 
 
 
MyJob.uzвходит в состав
© Все права защищены.
Публикация материалов сайта разрешается при обязательной установке активной гиперссылки
на сайт www.Myjob.uz. рядом с опубликованным материалом. Использование материалов ресурса в коммерческих целях запрещено.