Майер Ротшильд: Богач родом из гетто.

Майер Ротшильд, один из самых богатых лю¬дей за всю историю бизнеса, родился в ни¬щей семье и вырос в гетто. Отец настаивал, чтобы Майер стал раввином, и поначалу послушный сын не противился воле родителя. И тем не менее, он все же пошел своей дорогой и предпочел торговлю службе в синагоге. Ротшильд поступил на обучение в ганноверский банк Оппенгейма и учился там до той поры, пока в двадцать лет не лишился обоих родите¬лей. В 1755 году Ротшильд был вынужден оставить учебу, и заняться тем, что сейчас называется веским словом «бизнес». Первым бизнесом Ротшильда стала торговля анти¬квариатом. Солидным бизнесом назвать это дело нель¬зя было даже с большой натяжкой: доход оно прино¬сило весьма скромный. Товары для своей антикварной лавки Ротшильд, не имевший финансов на развитие дела, в прямом смысле собирал на свалках. И надо ска¬зать, что ему удавалось находить действительно цен¬ные вещи: медали, монеты, эмблемы, части рыцарских доспехов. Таким образом Ротшильд со временем собрал ценную коллекцию древних редкостей. Найденные на свалке сокровища выставлялись в антикварной лавке, которая располагалась в кабачке «Под зеленым абажу-ром». Прошло совсем немного времени, и именно в этом месте стал работать первый банк Ротшильда. Возмож¬но, это событие случилось бы гораздо позже, если бы не счастливое совпадение. Суверенный принц Вильгельм слыл большим любителем антиквариата, и, прознав о его страсти, Ротшильд сделал достойный принца пода¬рок — собранную им коллекцию. Правда, не целиком, и получив за нее более чем скромное вознаграждение — менее сорока гульденов.

Спустя несколько лет Ротшильд, терпеливо ждав¬ший подходящего случая, попросил у принца доз¬воления стать придворным фактором, то есть, по¬ставщиком королевского двора. Из сохранившегося письма Ротшильда, адресованного принцу, видны его способности дипломата, психолога, бизнесмена и менеджера — хотя самого этого слова в те време¬на не существовало: «Я имел особую милость делать Вашей Княжеской Светлости различные поставки, которые доставляли Вашей Светлости большое удо-вольствие. Я приложу все свои силы и возможности, чтобы и дальше всегда быть готовым оказывать Ва-шей Княжеской Светлости различные услуги. Осо¬бенно сильным поощрением было бы для меня, если Ваша Княжеская Светлость благоволили бы пожало¬вать мне чин придворного фактора Вашей Светлости. Вашу Княжескую Светлость прошу с большей уве¬ренностью еще и потому, что я никоим образом не хочу утруждать Вас. Благодаря чину и имея в виду мое торговое дело, а также и другие обстоятельст¬ва, я смог бы составить здесь, в городе Франкфурте, свое счастье».

Благодарный принц незамедлительно удовлетво¬рил просьбу. Пожалованный титул позволил Рот¬шильду еще более активно заниматься финансовой деятельностью, и со временем расширить полномо¬чия: он стал личным банкиром принца. Королевский отпрыск был доволен: Ротшильд блестяще вел его дела по всей Европе, и доходы принца росли стабиль¬но. Это знакомство было для Ротшильда решающим: когда принц стал Вильгельмом IX, ландграфом, а затем и гессенским курфюрстом Вильгельмом I, со¬стояние Ротшильда оценивалось в десятки миллио¬нов талеров. С ростом статуса Вильгельма, состоя¬ние Ротшильда росло в геометрической прогрессии и достигло, на современный счет, 180 миллионов ма¬рок. Это состояние было положено в основу дома Рот¬шильдов.

Своим головокружительным взлетом от бедного торговца и менялы до банкира и мультимиллионе¬ра Ротшильд обязан еще одному знакомству. Вторым важным человеком в его судьбе и карьере был министр финансов Карл Фридрих Будерус. Этот человек управ¬лял имуществом курфюрста, был президентом нало¬говой палаты в Ганау и тайным советником, которо¬му было присвоено дворянство, после чего он стал но¬сить имя Будерус фон Карлсгаузен. Карлсгаузен был первым, кто увидел все признаки финансового гения в тогда еще никому не известном Ротшильде. Именно благодаря протекции Карлсгаузена Ротшильд имел протекцию во дворе: вот и ответ на логичный вопрос, каким образом мелкому лавочнику удалось предстать пред светлыми очами принца. Позже, когда Карлсгау¬зен являлся главным сборщиком податей при земель¬ной казне Генау, Ротшильд был его представителем во Франкфурте, а потом, когда все тот же покрови¬тель принял пост советника ландграфа, его находчи¬вый протеже бесперебойно получал очень выгодные заказы.

Наконец, помимо связей, Ротшильд обладал тем, без чего не сработает ни одна, даже самая влиятельная, протекция: редкостной деловой хваткой, цепким мышлением бизнесмена, упорством в конкурентной борьбе — всем, что помогло ему в итоге добиться мо¬нопольного положения и исключительного, не имев¬шего среди придворных факторов аналога, влияния на князя. База, созданная Ротшильдом при дворе, оказалась настолько прочной, что его потомки удер¬живали монополию у суверена более века (сыновья Ротшильда, Амшель, Майер и Соломон, стали воен¬ными казначеями). Монополия Ротшильда опережа¬ла всех существующих тогда конкурентов, в числе которых были и Мозес Бюдинг, и Михель Симон, и Соломон Абрахам, и другие финансисты. Более того: настал год, когда специальный указ освободил Рот¬шильда от уплаты налогов! И это —в те времена, ко¬гда дом Ротшильда выпускал займы в 5 миллионов гульденов — сумму, в сто двадцать пять тысяч раз превышавшую его первое вознаграждение от прин¬ца. Мудрено ли, что, когда ландграф скрылся от пре¬следования Наполеона, в эмиграции его лично и мо¬нопольно финансировал Ротшильд — и естественно, при протекции все того же Карлсгаузена, успевше¬го стать тайным военным советником и при каждом удобном случае подчеркивавшего преимущества дома Ротшильда перед другими влиятельными домами. Что характерно, самым главным достоинством, на которое обращал внимание ландграфа военный со-ветник, было... исключительное бескорыстие финан¬систа, которое не мешало ему зарабатывать на том, на чем всегда делаются самые большие деньги — на войне и военных поставках для армии в период на-полеоновских войн.

Ротшильд был уверен, что добрые дела не останут¬ся без воздаяния, и потому ни один человек из нищей толпы, которая следовала за ним по улицам еврейско¬го квартала, не оставался без монеты. Так он мог де¬лать и по ночам, быстро давая встречному бедняку не¬сколько гульденов и так же быстро уходя. Очевидно, воздаяние оказалось более чем солидным: финансовая деятельность династии Ротшильдов продолжается более двухсот лет
RU | EN

Разместите вакансию

и получайте резюме кандидатов!

Создайте резюме

и откликайтесь на вакансии

Кабинет

Пароль
Забыли пароль?
Еще нет аккаунта?
Компаний: 8863 Вакансий: 633 Специалистов: 74441


Расширенный поиск

Расширенный поиск
Выберите одну или несколько должностей (Если не выделена ни одна должность, то поиск ведется по всем)

Популярные профили

Офис - менеджер
16 посещений за неделю
Спецалист по Информационной Безопасности
9 посещений за неделю
Ассистент руководителя
8 посещений за неделю
Менеджер по развитию бизнеса (г.Ташкент )
7 посещений за неделю
Менеджер по продажам
6 посещений за неделю

Майер Ротшильд: Богач родом из гетто.

Майер Ротшильд, один из самых богатых лю¬дей за всю историю бизнеса, родился в ни¬щей семье и вырос в гетто. Отец настаивал, чтобы Майер стал раввином, и поначалу послушный сын не противился воле родителя. И тем не менее, он все же пошел своей дорогой и предпочел торговлю службе в синагоге. Ротшильд поступил на обучение в ганноверский банк Оппенгейма и учился там до той поры, пока в двадцать лет не лишился обоих родите¬лей. В 1755 году Ротшильд был вынужден оставить учебу, и заняться тем, что сейчас называется веским словом «бизнес». Первым бизнесом Ротшильда стала торговля анти¬квариатом. Солидным бизнесом назвать это дело нель¬зя было даже с большой натяжкой: доход оно прино¬сило весьма скромный. Товары для своей антикварной лавки Ротшильд, не имевший финансов на развитие дела, в прямом смысле собирал на свалках. И надо ска¬зать, что ему удавалось находить действительно цен¬ные вещи: медали, монеты, эмблемы, части рыцарских доспехов. Таким образом Ротшильд со временем собрал ценную коллекцию древних редкостей. Найденные на свалке сокровища выставлялись в антикварной лавке, которая располагалась в кабачке «Под зеленым абажу-ром». Прошло совсем немного времени, и именно в этом месте стал работать первый банк Ротшильда. Возмож¬но, это событие случилось бы гораздо позже, если бы не счастливое совпадение. Суверенный принц Вильгельм слыл большим любителем антиквариата, и, прознав о его страсти, Ротшильд сделал достойный принца пода¬рок — собранную им коллекцию. Правда, не целиком, и получив за нее более чем скромное вознаграждение — менее сорока гульденов.

Спустя несколько лет Ротшильд, терпеливо ждав¬ший подходящего случая, попросил у принца доз¬воления стать придворным фактором, то есть, по¬ставщиком королевского двора. Из сохранившегося письма Ротшильда, адресованного принцу, видны его способности дипломата, психолога, бизнесмена и менеджера — хотя самого этого слова в те време¬на не существовало: «Я имел особую милость делать Вашей Княжеской Светлости различные поставки, которые доставляли Вашей Светлости большое удо-вольствие. Я приложу все свои силы и возможности, чтобы и дальше всегда быть готовым оказывать Ва-шей Княжеской Светлости различные услуги. Осо¬бенно сильным поощрением было бы для меня, если Ваша Княжеская Светлость благоволили бы пожало¬вать мне чин придворного фактора Вашей Светлости. Вашу Княжескую Светлость прошу с большей уве¬ренностью еще и потому, что я никоим образом не хочу утруждать Вас. Благодаря чину и имея в виду мое торговое дело, а также и другие обстоятельст¬ва, я смог бы составить здесь, в городе Франкфурте, свое счастье».

Благодарный принц незамедлительно удовлетво¬рил просьбу. Пожалованный титул позволил Рот¬шильду еще более активно заниматься финансовой деятельностью, и со временем расширить полномо¬чия: он стал личным банкиром принца. Королевский отпрыск был доволен: Ротшильд блестяще вел его дела по всей Европе, и доходы принца росли стабиль¬но. Это знакомство было для Ротшильда решающим: когда принц стал Вильгельмом IX, ландграфом, а затем и гессенским курфюрстом Вильгельмом I, со¬стояние Ротшильда оценивалось в десятки миллио¬нов талеров. С ростом статуса Вильгельма, состоя¬ние Ротшильда росло в геометрической прогрессии и достигло, на современный счет, 180 миллионов ма¬рок. Это состояние было положено в основу дома Рот¬шильдов.

Своим головокружительным взлетом от бедного торговца и менялы до банкира и мультимиллионе¬ра Ротшильд обязан еще одному знакомству. Вторым важным человеком в его судьбе и карьере был министр финансов Карл Фридрих Будерус. Этот человек управ¬лял имуществом курфюрста, был президентом нало¬говой палаты в Ганау и тайным советником, которо¬му было присвоено дворянство, после чего он стал но¬сить имя Будерус фон Карлсгаузен. Карлсгаузен был первым, кто увидел все признаки финансового гения в тогда еще никому не известном Ротшильде. Именно благодаря протекции Карлсгаузена Ротшильд имел протекцию во дворе: вот и ответ на логичный вопрос, каким образом мелкому лавочнику удалось предстать пред светлыми очами принца. Позже, когда Карлсгау¬зен являлся главным сборщиком податей при земель¬ной казне Генау, Ротшильд был его представителем во Франкфурте, а потом, когда все тот же покрови¬тель принял пост советника ландграфа, его находчи¬вый протеже бесперебойно получал очень выгодные заказы.

Наконец, помимо связей, Ротшильд обладал тем, без чего не сработает ни одна, даже самая влиятельная, протекция: редкостной деловой хваткой, цепким мышлением бизнесмена, упорством в конкурентной борьбе — всем, что помогло ему в итоге добиться мо¬нопольного положения и исключительного, не имев¬шего среди придворных факторов аналога, влияния на князя. База, созданная Ротшильдом при дворе, оказалась настолько прочной, что его потомки удер¬живали монополию у суверена более века (сыновья Ротшильда, Амшель, Майер и Соломон, стали воен¬ными казначеями). Монополия Ротшильда опережа¬ла всех существующих тогда конкурентов, в числе которых были и Мозес Бюдинг, и Михель Симон, и Соломон Абрахам, и другие финансисты. Более того: настал год, когда специальный указ освободил Рот¬шильда от уплаты налогов! И это —в те времена, ко¬гда дом Ротшильда выпускал займы в 5 миллионов гульденов — сумму, в сто двадцать пять тысяч раз превышавшую его первое вознаграждение от прин¬ца. Мудрено ли, что, когда ландграф скрылся от пре¬следования Наполеона, в эмиграции его лично и мо¬нопольно финансировал Ротшильд — и естественно, при протекции все того же Карлсгаузена, успевше¬го стать тайным военным советником и при каждом удобном случае подчеркивавшего преимущества дома Ротшильда перед другими влиятельными домами. Что характерно, самым главным достоинством, на которое обращал внимание ландграфа военный со-ветник, было... исключительное бескорыстие финан¬систа, которое не мешало ему зарабатывать на том, на чем всегда делаются самые большие деньги — на войне и военных поставках для армии в период на-полеоновских войн.

Ротшильд был уверен, что добрые дела не останут¬ся без воздаяния, и потому ни один человек из нищей толпы, которая следовала за ним по улицам еврейско¬го квартала, не оставался без монеты. Так он мог де¬лать и по ночам, быстро давая встречному бедняку не¬сколько гульденов и так же быстро уходя. Очевидно, воздаяние оказалось более чем солидным: финансовая деятельность династии Ротшильдов продолжается более двухсот лет
 
 
 
 
MyJob.uzвходит в состав
© Все права защищены.
Публикация материалов сайта разрешается при обязательной установке активной гиперссылки
на сайт www.Myjob.uz. рядом с опубликованным материалом. Использование материалов ресурса в коммерческих целях запрещено.